Музыка создана для Церкви.

Музыка должна быть не только предметом обсуждения, но прежде всего деятельностью. Тем не менее, для нас будет весьма полезно и даже необходимо время от времени задавать себе следующий вопрос: чем мы занимаемся на самом деле? Возможно, этот вопрос поначалу покажется умозрительным. Однако нам не следует думать, что он не обладает чрезвычайной важностью для нашего исследования. Будем всегда помнить слова мудрого Екклесиаста: «Ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд» (Еккл. 11:9).

Воспеваемые молитвы

В церквях, которые являются наследницами Реформации, широко распространено хоровое пение. По этой причине нам следует рассмотреть учение Жана Кальвина относительно музыки. Думаю, это принесет нам пользу. Наиболее исчерпывающим источником для нашего исследования является «Предисловие к Женевской Псалтири» 1543 года, La Forme des Prieres et ChantEcclesiastiquesВ данном предисловии представлен богословский взгляд Жана Кальвина относительно музыки и пения.

Великий реформатор упоминает о трех чрезвычайно важных частях христианского богослужения: проповеди, молитве и таинствах. Кальвин считал, что молитвы делятся на два основных вида: «произносимые молитвы» и «воспеваемые молитвы». Говоря о воспеваемых молитвах, Кальвин подчеркивает, что они не являются изобретением реформации. Он ссылается на высказывания апостола Павла и богослужебную практику ранней церкви. Воспеваемая молитва — очень древний обычай христианской церкви.

Гейдельбергский катехизис определяет молитву как «наиболее важную часть благодарения». Таким образом, рассматривая богослужебное пение как молитву, Жан Кальвин показывает нам, что наша песня является неотъемлемой частью «благодарения, которого требует от нас Бог».
Огромное влияние на богословские взгляды Кальвина оказали работы блаженного Августина. Следуя богословской традиции Августина, женевский реформатор утверждает, что мелодии воспеваемых молитв не должны быть «легкомысленными и пустыми», но «величественными и благоговейными».

Следует отметить, что в «Предисловии к Женевской Псалтири» Жан Кальвин не говорит о способе исполнения музыкальных произведений. Его больше интересовал вопрос сочинения мелодий. Мы не можем утверждать, что выражение Кальвина «величественные и благоговейные» подразумевает возвышенную музыку в замедленном ритме. Скорее, наоборот, все сохранившиеся источники времен Реформации свидетельствуют, что псалмы исполнялись в быстром ритме.

Нам следует отметить следующий важный факт. Кальвин утверждал, что музыка должна соответствовать духу молитвы и прославления. Он не говорил, что если текст песни глубок и содержателен, тогда любая музыка может подойти для ее исполнения. По мнению Кальвина, нам следует различать музыку для богослужебного и домашнего использования. Реформатор утверждал, что у церкви должен быть особый музыкальный стиль, который явственно отличался бы от всех остальных музыкальных направлений. Для достижения этой цели Кальвин предоставляет нам простое и практичное руководство — мелодии должны соответствовать содержанию текста.

Во времена Кальвина использование музыкальной системы восьми тональностей (ладов) было одним из способов для достижения органического единства текста и музыки. У каждой тональности была своя отличительная черта. Таким образом, характерную особенность тональности можно было использовать во взаимосвязи с приемлемым для нее текстом. Но нам не следует делать вывод, что современная церковь обязана использовать только церковные лады в музыкальной богослужебной практике. Существует множество других способов, благодаря которым мы можем достигнуть приемлемого соответствия мелодии содержанию текста.

Нам следует помнить, что Кальвин рассматривал музыку как «главный или по крайней мере один из основных даров Божьих, который восстанавливает жизненные силы человека и является источником удовольствия». В данном высказывании слово «восстанавливает» не содержит того значения, которое мы привыкли в него вкладывать в современном контексте (слово, которое на русском языке переводится как «восстановление», на английском может означать «отдых», «беззаботное времяпрепровождение» – прим. пер.). Для нас слово «восстановление» означает досуг или отдых.

Кальвин же использует буквальное значение этого слова, то есть «быть созданным заново» (латинское слово состоит из двух слов, ре – «вновь, заново, снова», и креатио – «создание, творение, становление» – прим. пер.). Таким образом, для Кальвина этот термин означает следующее. Человек посвящает себя служению, для которого он был создан Богом, а именно прославлению Божьего Имени. Вот почему, по словам Жана Кальвина, мы обязаны блюсти чистоту этого прекрасного дара, который Бог предоставил для нашей пользы и благоденствия.

Совершенно очевидно, что у Кальвина и Лютера были одинаковые богословские взгляды относительно музыки и пения в церкви. Ведь Лютер подчинил музыку богословию и рассматривал ее как наиважнейший дар Божий для прославления и хвалы. Как Лютер, так и Кальвин не считали музыку независимым явлением в церкви, которое не имело ничего общего с богословием. Богословие и музыка принадлежат друг другу. Вот почему у этих реформаторов был не «музыкальный» взгляд на музыку, но «богословский». Исследуя Святое Писание, они пришли к ошеломляющему открытию. Музыка, прежде всего, создана не для легкомысленного времяпрепровождения, но дарована человеку для прославления своего Создателя. Прославляя Бога, человек тем самым укрепляет свою веру. Вот почему воспеваемая хвала чрезвычайно важна для всей церкви.

На протяжении всей своей истории, вплоть до времени Реформации, церковная музыка занимала господствующее положение в обществе. История музыки определялась именно той музыкой, которая создавалась для церкви и исполнялась в ней. Церковь и повседневная жизнь людей были тесно взаимосвязаны.

Данный факт указывает на то, что различие между духовной и светской музыкой в указанный период времени не было таким разительным, как в наши дни. Богословские взгляды относительно музыки, музыкальные теории и множество музыкальных жанров, которые были созданы в контексте церковной музыки, существенно влияли на так называемую светскую музыку того времени. Но с наступлением эпохи Просвещения ситуация изменилась самым коренным образом. Церковь и повседневная жизнь были отделены друг от друга. Ведь «просвещенный» человек не нуждался в Боге, а следовательно и в церкви. Такой человек преследовал свои собственные интересы. Ведущая роль и господствующее положение церкви в вопросе музыки постепенно ослабевали и исчезали.Начиная с эпохи Просвещения церковь более не задавала тон в музыкальном мире.

К сожалению, церковь не пыталась противостоять новым веяниям. Все было как раз наоборот. В первый раз за всю историю своего существования уровень заботы и внимания к музыке в церкви опустился на беспримерно низкий уровень. Уровень общинного церковного пения падает «ниже нуля». Кроме нескольких незначительных исключений, в целом церковь не противостояла разительным переменам в музыкальном мире. Ведь в тот период времени церковь считала, что музыка не имеет ничего общего с религиозным, духовным миром. В большинстве случаев музыка начала использоваться для выражения чувств человека, но не для прославления Бога. А об укреплении веры христианина речь вообще не шла.

Думаю, не будет преувеличением утверждать, что уровень общинного церковного пения в Нидерландах в наши дни намного выше, чем в предшествующие времена. Однако мне кажется, что в общем мы все еще рассматриваем музыку как неотъемлемую часть мира и таким образом пытаемся, насколько это возможно с нашей стороны, избегать ее в наших богослужениях. Конечно, есть множество музыкальных стилей и мелодий, которые подходят для развлечений и отдыха, но никак не могут использоваться в богослужебном контексте. Я считаю, что нет ничего зазорного в том, чтобы использовать музыку для развлечений и культурного досуга. Но при одном условии. Если мы всегда будем помнить, что основная цель музыки состоит в другом. Бог даровал музыку человеку для его пользы и благоденствия (в библейском понимании этих слов).

Вот почему, услышав мирскую музыку, мы мгновенно начинаем думать о развлечениях, хобби или легкомысленном поведении. Вот почему возникает масса возражений с нашей стороны. Поэтому нам следует прислушаться к Давиду, Неемии, Павлу, Августину, Лютеру и даже к «немузыкальному» Кальвину. Ибо они говорят, что музыка есть «главный или по крайней мере один из основных даров Божьих», который дан человеку для прославления Бога, провозглашения Его Имени и для укрепления в вере».

Другими словами, в наши дни прославление и провозглашение противопоставляют друг другу, хотя сам Бог предназначил музыке главенствующую роль в прославлении и провозглашении. Я хочу, чтобы меня поняли правильно. Нет ничего плохого в том, дабы использовать музыку в контексте развлечений и веселья. Нам следует всегда помнить, что прежде всего Бог даровал нам музыку не для концертных залов или дискотек, но для церковного богослужения.

Призванные прославлять Бога

Мы должны постоянно задавать себе вопрос, что значит быть Божьими людьми, «народом святым, людьми, взятыми в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего нас из тьмы в чудный Свой свет» (1-е Пет. 2:9). «Этот народ Я образовал для Себя; он будет возвещать славу Мою» (Ис. 43:21) (в английском переводе данного стиха используется выражение «возвещать хвалу Мою» – прим. пер.). Но данный текст не говорит нам, что вся наша жизнь должна быть одной сплошной песнью хвалы.

Хотя наша жизнь во всей своей совокупности действительно должна быть песнью хвалы. Но именно в этом отрывке из книги пророка Исаии Господь призывает людей прославить Его своими устами. Ибо если Божий народ не будет прославлять Его Имя, кто же тогда будет? «Ни мертвые восхвалят Господа, ни все нисходящие в могилу, но мы будем благословлять Господа отныне и вовек. Аллилуйя» (Пс. 113:25,26). Вот почему так важно для детей Божьих призывать друг друга к прославлению Господа. Ведь псалмы постоянно призывают нас славить Господа!

По причине нашего естественного греховного нежелания прославлять Господа нам дано повеление славить Его. Слишком часто мы рассматриваем пение и музыку как приятное занятие, в котором нам просто нравится участвовать. Даже хоры реформатских церквей фактически являются собраниями христиан, для которых хоровое пение — некое хобби. Однако с таким же успехом члены церковного хора могут стать членами клуба любителей боулинга.

Все же Бог призывает нас приступать к Нему посредством песни, со всеми нашими житейскими неурядицами, вопросами и устремлениями. В воспеваемой молитве мы признаем нашу полную зависимость от Бога. Тем самым мы прославляем Бога. Согласно Божьему предназначению нам следует использовать музыку, дабы прославлять Господа и излагать пред Ним все наши нужды. Далеко не каждый христианин должен становиться членом церковного хора или играть на каком-либо музыкальном инструменте, но каждый верующий человек обязан превозносить Божье Имя посредством пения и призывать Его в песне. Сперва на богослужении, а затем и в повседневной жизни.

Прославьте Господа!

Этот библейский призыв в форме повелительного наклонения показывает нам, что пение является чем-то несравненно большим, нежели просто выражением наших чувств и желаний.

Нравится нам это или нет, но Господь повелевает нам прославлять Его. Можно сказать, что это Его приказ. Как в Ветхом Завете, так и в Новом видно, что воспеваемая хвала играла важную роль в обретении спасения. Например, в 23 стихе 49 псалма говорится следующее: «Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня, и кто наблюдает за путем своим, тому явлю Я спасение Божие». Для человека, который воспевает Господу хвалу, открыт путь к Божьему спасению. Таким образом песня (воспеваемая молитва) помогает нам в укреплении и восстановлении нашей веры.

Воспевание хвалы подобно вкушению пищи. Мы получаем хлеб жизни и съедаем его. Благодаря этому мы живем. Также воспевание хвалы можно сравнить с питием. Мы пьем Божье Слово, ибо оно является нашей жизненной силой. Вот почему мы осторожны в выборе пищи и питья. Например, кондитерские изделия, картофель фри, фрикадельки, пиво и джин очень вкусны и ароматны, но чрезмерно и постоянно употребляя эти продукты, мы подрываем свое здоровье.

Конечно, мы можем возразить, что на вкус и цвет товарищей нет. Но кто будет перечить доктору, когда он посоветует вам сократить потребление жирной пищи или поменьше курить? Кроме того, здоровая пища также обладает прекрасными вкусовыми качествами, и выбор ее весьма велик. Посему нам следует категорически избавиться от назойливой мысли, что мы не имеем права обсуждать вопрос музыки в церковной среде. Часто мы забываем, что музыкальные произведения влияют на человека отрицательно или положительно, а наши музыкальные предпочтения всегда совпадают со взглядами на жизнь и веру, которые выходят далеко за пределы области музыки.

Наши музыкальные вкусы зачастую формируются неосознанно. Таким образом, наша музыка в церкви, по большому счету, определяется целями и характеристиками, которые мы (осознанно или неосознанно) желаем в ней видеть. Например, христиане, желающие достигнуть эмоциональной разрядки во время богослужения, будут использовать музыку, которая отличается от музыки христиан, стремящихся прославить Бога за Его безграничное величие. Человек, который только и думает, как создать из богослужения дискотеку, конечно же, не будет использовать мелодии женевских псалмов. Ведь такой человек стремится получить удовлетворение, например в псевдорелигиозных, эротическо-слащавых попсовых песенках.

Нам необходимо сформировать библейский взгляд на музыку. Ведь это крайне важно для блага христианской церкви. Например, в теории желаемые характеристики и результаты представляют собой прочное основание. У человека появляется четкое мировоззрение и ответственность. Формирование теории заставляет нас глубоко осмыслить то, чем мы занимаемся.

Кальвин и множество других реформатских служителей понимали, что далеко не вся музыка подходит для церкви. В наши дни это особенно актуально. Реформаторы твердо отстаивали идею создания уникального музыкального стиля для христианской церкви – poids e majeste («величие и благоговейность»). Кальвин прекрасно понимал, что мы создаем музыку пред лицем всемогущего, вечного и святого Бога. В Святом Писании постоянно подчеркивается важная истина — наш Бог является величественным и превознесенным Богом, восседающим на небесном престоле славы. «Богвысок могуществом Своим, и кто такой, как Он, наставник?» (Иов. 36:22). «Высок Господь: исмиренного видит, и гордого узнает издали» (Пс. 137:6). «Пойте Господу, ибо высоко превознесся Он, коня и всадника его ввергнул в море» (Исх. 15:21). Тексты о превознесенном Господе содержатся не только в Ветхом Завете. Например, в послании Евреям 7:26 говорится следующее: «Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес». Также обратите внимание на 8 главу Послания к Евреям, 6 стих, и гимны в книге Откровения в 11, 12, 15 и 19 главах.

По мнению Жана Кальвина, учение о могущественном величии Бога и незначительности человека должно проявляться во всех богослужебных действиях. Также этот подход чрезвычайно важен в вопросе выбора музыки для прославления Господа на богослужении. Жан Кальвин подчеркивает, что литургия в буквальном смысле совершается в «присутствии Бога и Его ангелов». Это заявление ведет к определенным последствиям. Недавно О. Джагер отметил один важный момент в 150 псалме. Выражение «хвалите Его по множеству величия Его» (Пс.150:2) означает следующее: да будет ваше славословие и хвала, когда вы провозглашаете Господа, сравнимо с Его превознесенной славой и величием.

Это выражение не является призывом к использованию архаичной, помпезной и напыщенной музыки. Человек не в состоянии выразить звуками музыки все величие Бога. Кроме того, тишина также принадлежит Господу, и человеческие уста смолкают в присутствии всемогущего Бога (Неемия 8:12, Псалом 61:2, 64:1, 75:9 и Исаия 30:15). Таким образом выражение «хвалите Его по множеству величия Его» не является призывом к использованию элитной музыки. Прежде всего, это призыв к использованию музыкального стиля, который отражает красоту и драгоценность Евангелия. Ведь для прославления величественного Бога необходима величественная музыка.

Когда мы готовимся прославить Бога, нам обязательно следует отбросить прочь всю вульгарность, религиозную сентиментальность, коммерческую музыку и музыкальные стили, которые используются исключительно для развлечений. Точно так же нам необходимо поступать, когда мы говорим с Богом или о Боге. Нам следует использовать любую приемлемую возможность для улучшения качества пения и игры на органе «по множеству величия Его».

Нет необходимости повторять, что (воспеваемая) молитва, подобно пище и питию, являетсяосновной жизненной потребностью. В связи с этим я хочу подчеркнуть важность музыкального образования в школе и дома. Я не имею в виду популяризацию среди детей музыки как интересного хобби, дабы оградить их от влияния массовой поп-культуры. Прежде всего музыкальное образование важно по причине неразрывной связи нашей веры и музыки.

Также совершенно очевидно, что пение и музыка вносят свой важный вклад в поддерживание «здорового тела и духа». Платон и множество других людей, живших после него, знали об этой истине. В наши дни этот факт подтвержден научными исследованиями. Мы должны прославлять Бога. Нам следует исповедовать свою зависимость от Него. Мы не сможем этого достичь без песнопения, плода уст наших.

Кроме того, Слово Божье проникает в наши сердца посредством песни. В Святом Писании провозглашение Слова Господня и песня взаимосвязаны друг с другом. Таким образом Святой Дух использует песни для достижения Своих целей. Можно отметить текст 32 главы книги Второзакония, где говорится следующее: «Когда Моисей изрек все слова сии всему Израилю, тогда сказал им: положите на сердце ваше все слова, которые я объявил вам сегодня, и завещевайте их детям своим, чтобы они старались исполнять все слова закона сего; ибо это не пустое для вас, но это жизнь ваша, и чрез это вы долгое время пробудете на той земле, в которую вы идете чрез Иордан, чтоб овладеть ею» (Втор. 32:45–47).

Нам следует помнить, что Бог использует песню для провозглашения Своего Слова и научения Своего народа. Пение является не только выражением веры, но и ее отражением. Прославляя Бога, мы возвращаем Ему то, что получили из Его щедрой десницы (1-ая Паралипоменон 29:14). Но каким образом мы можем выразить нашу веру, если сперва она не отразится в нас? Как вера будет отражаться в нас, если вначале она не будет провозглашена нам? Все эти вопросы подводят нас к проповеди, а также к чтению Святого Писания и христианскому обучению детей родителями. Все эти вопросы подводят нас к песне, плоду уст наших. Ибо на протяжении всей истории Церкви песня играла существенную роль в деле провозглашения Божьего Слова. Мы уже упомянули о песни Моисея в книге Второзакония. Следует отметить, что римские богословы времен Контрреформации утверждали, что Лютер нанес песнями больше вреда, чем своими богословскими работами.

Служение друг другу

Церковное богослужение является служением поклонения и Слова, а также упражнением служения Богу. В наших богослужениях должно быть выделено достаточное количество времени для проведения вышеупомянутого служения. Кальвин неоднократно подчеркивал, что прославление и возвеличивание Божьего Имени является основной целью христианской литургии. Мы можем сделать следующий вывод: человек живет для прославления Бога.

Церковная жизнь произрастает из литургии. Ведь прочное основание для созидания поместной общины состоит из еженедельных богослужений. Однако если на наших богослужениях мы не научимся прославлять Бога как община и не сможем исповедать свою зависимость от Бога, тогда где же еще мы будем этому научаться?

Кальвин прекрасно знал об этой проблеме. Читая комментарий Жана Кальвина к книге Псалмов, мы часто сталкиваемся с утверждением, что богослужение является местом, где мы можем и должны упражняться в прославлении Бога. Посему на богослужениях женевской церкви уделялось достаточно времени для воспеваемых молитв. На воскресных богослужениях и вечерних служениях по средам псалмы исполнялись в соответствии с тщательно подготовленным списком. Во время богослужения в Женеве люди пели в среднем около восемнадцати – двадцати строф. После того как Женевская Псалтирь была завершена в 1562 году, стало ясно, что за 25 недель можно пропеть все 150 псалмов. Только представьте: община за один год могла пропеть всю книгу псалмов дважды!

Нам следует помнить, что на богослужении мы служим друг другу. Это служение проявляется не только в сборе пожертвований, но и в призыве прославить Бога, во взаимном утешении, в поддержке и укреплении друг друга в вере. Вот почему мы молимся друг за друга во время богослужения. Ведь в песне, воспеваемой молитве, мы взаимодействуем друг с другом.

Всем нам хорошо известен призыв апостола Павла в Послании к Ефесянам 5:18, 19. Он повелевает нам исполняться Святым Духом и наставлять друг друга псалмами, гимнами и духовными песнями. Псалмы также отражают взаимосвязь, которая присутствует среди Божьих детей. Например, в 10 стихе 39 псалма мы читаем следующие слова: «Я возвещал правду Твою в собрании великом; я не возбранял устам моим: Ты, Господи, знаешь» (посмотрите также псалом 21:23).

В данном контексте я бы хотел обратить наше внимание на антифонное пение (а также показать, что у определенного способа пения и музыки есть практические последствия). Ведь антифонное пение очень ясно и действенно указывает на наше взаимодействие друг с другом. Когда апостол Павел упоминает о взаимном наставлении христиан, он прежде всего думает об укреплении общины в вере. Ибо все, что происходит в церкви, должно приводить к ее укреплению и созиданию. На общинном богослужении мы взаимодействуем друг с другом. Тем самым мы можем назидать друг друга в присутствии Бога. Вот почему антифонное пение не является всего лишь забавным музыкальным изобретением, которое создано, дабы развеять скуку на богослужениях.

Думаю, практику антифонного пения лучше всего начинать с церковного хора. Но прежде чем приступить к исполнению данного вида пения, хору следует провести предварительное выступление на общем собрании общины или в рамках церковного концерта. Нам не следует поспешно вводить антифонное пение в церквях.

Cantorei (хор), призывая остальную часть общины прославлять Господа или воспевая текст Святого Писания, не исполняет концертную программу для эстетического удовольствия слушателей.Основное предназначение церковного хора — призывать общину прославлять Бога и поддерживать ее во время исполнения песнопений. Церковный хор должен вести общину в прославлении Господа и поощрять ее к этому действию. Такой хор вовлечен в процесс духовного укрепления церкви. Содержание и структура некоторых псалмов показывает нам, что они были созданы для респонсориального (или ответного – прим. ред.) и антифонного исполнения. Известным примером антифонного респонсориального пения является 135 псалом.

Следует помнить, что в данном контексте антифонное пение не предназначено для услады слушателей. Данный вид пения должен преследовать цель, изложенную еще в Ветхом Завете: для человека, который поет хвалу Господу, открыт путь к Божьему спасению.

Прославление Господа не является простым занятием, которое получается само собой. Мы уже отметили, что человек по своей греховной природе не склонен к прославлению Бога. Поэтому я не могу согласиться с утверждением, что якобы мы «можем прославить Господа теми словами, которые исходят из наших сердец, без какой-либо помощи извне». Таким образом, «мы не нуждаемся ни в ком и ни в чем». Но нам следует постоянно помнить, что греховный человек не склонен к добру и прославлению Господа естественным образом. Наше прославление Господа и воспеваемые молитвы будут подвергаться опасности до тех пор, пока мы будем сражаться с нашим «ветхим человеком». Вот почему христианин обязан постоянно прославлять Бога. Вот почему мы должны призывать друг друга нести это служение. Ведь Святое Писание не просто так призывает нас восхвалять Господа и призывать Имя Его.

Мы учимся прославлять Бога на протяжении всей нашей жизни.

Но есть возражения против использования респонсориального и антифонного пения в наших церквях. Якобы если община участвует в респонсориальном пении вместе с хором, то тем самым она лишается многих слов песни прославления Господа. Но нам необходимо рассмотреть этот вопрос немного с другого ракурса. Ведь красота и польза респонсориального пения в том, что мы влагаем слова друг другу в уста и слушаем слова, воспеваемые поочередно общиной. Это вопросвзаимодействия членов церкви. Антифонное пение по своей форме и содержанию сплачивает христиан.

Нам не следует думать, что антифонное пение является прерогативой исключительно Ветхого Завета. Ведь и в Новом Завете мы произносим слова, дабы утешить и укрепить друг друга, а такжепризываем друг друга прославить Господа.

Кальвин пишет в своем предисловии к «Служебнику Реформатской Церкви», La Forme des Prieres: «По своему жизненному опыту мы знаем, что пение обладает великой силой, способной воспламенять сердца людей для прославления Господа с неистовым и пламенным рвением».

В этой цитате кратко и четко объясняются причины создания музыки, возникновения хоров реформатских церквей и то, почему вера и пение неотделимы друг от друга. «Исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф. 5:18,19).

Впервые эта статья была опубликована в журнале «Клэнкборд» (февраль 1991 года), GereformeerdeOrganisatie voor Muziek en ZangПовторная публикация осуществлена с разрешения «Журнала реформатской музыки», 3 том, номер 4 (1991) Brookside Publishing Langly BC.


Автор: Ян Смелик
Источник: http://www.reformed.org.ua/

slovo

Комментариев нет:

Отправить комментарий