Послание к Римлянам 10:3. Спасающая вера.

«Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией» Рим. 10:3

До настоящего времени мы рассматривали первые два стиха десятой главы Послания к Римлянам и увидели некоторые общие наставления, которые дает в них апостол. Они касаются не только его современников, иудеев, но и находят свое повсеместное применение в жизни церкви до настоящего времени.

Мы увидели, что здесь главная задача апостола заключается в том, чтобы объяснить, почему иудеи, в основном, находились вне христианской церкви, тогда как язычники входили в нее. Основной проблемой было то, что иудеи «имеют ревность по Боге, но не по рассуждению» (Рим. 10:2). Слово, которое здесь использует Павел и которое переводится как «познание», очень интересное. Это самое сильное слово, употребляемое в Писании относительно знания. Оно означает не просто какое-то общее знакомство с чем-либо, а нечто большее. Это слово означает полное, истинное, точное и жизненно важное знание, и, по словам апостола Павла, проблема иудеев заключалась в том, что они его не имели. Кроме того, в этом слове содержится еще одно дополнительное значение. Оно говорит о знании, обретенном в результате многих исследований и усилий. Таким образом, Павел говорит, что иудеям недоставало того полного понимания, того точного знания, которое является результатом внимательного и тщательного исследования учения. Они имели ревность, но не имели этого знания.


Далее Павел излагает главнейший принцип, а именно: для спасения необходимо точное знание истины. Иудеи не получили его, таким образом они оказались вне церкви; они заблудились,  Павел же очень хочет их спасения и молится об этом. Теперь вопрос знания является самым главным. Я придерживаюсь мнения, что величайшая опасность, с которой на данный момент сталкиваются христианская церковь и каждый христианин в отдельности, – это неспособность понимать и ценить крайнюю необходимость в точном, ясном знании истины. Я говорю это, потому что мы живем в такое время, когда существует сильное противодействие всему вышесказанному.

Мы живем в такой век, который не любит точности и определений. Это антибогословский, антидоктринальный век, испытывающий неприязнь к утверждениям и точным знаниям. Это во всех отношениях ленивый век, сентиментальный, слезливый век, век, который желает развлечений и не любит усилий. В целом, правилом жизни сегодня есть «что-то за  ничего». Мы готовы брать, но не готовы работать; мы не готовы жертвовать собой. Это относится ко всем сферам нашей жизни и составляет большую часть наших проблем. Особенно это проявляется в среде христианской церкви. Поэтому нам следует очень тщательно рассмотреть данную ситуацию.

Эта тенденция проявляется разными способами, которые обычно выглядят очень убедительно. Один из них – это сказать, что христианство является чем-то таким удивительным, чему невозможно дать определение, что оно не поддается ни анализу, ни любой другой попытке изложить его в высказывании. Я уверен, что вам знакомо это мнение. Люди говорят, что дать определение христианской вере – это все равно, что попытаться подвергнуть анализу красоту или приятный запах. Они говорят, что это невозможно сделать. Вы удивительно и поразительно ощущаете  ее! Но если  попытаетесь проанализировать веру, тогда вы разрушите ее, и от нее ничего не останется. Вы не должны применять здесь грубый анализ.

Другой способ заключается в следующем: христианство – это только вопрос духа человека. Наш дух делает нас христианами, и если мы имеем соответствующий дух, тогда мы  христиане. Христианство – это отношение, взгляд на жизнь, общее утверждение, затрагивающее нашу личность и наше бытие. Еще совсем недавно существовал лозунг, гласящий: «Христианству не учат, его принимают». Вы приняли этот дух. Вы чувствуете его в собрании, и вы получаете его. Но что это такое? Вы не знаете, но это и не важно. У вас он есть! Это прекрасно, и вы чувствуете себя намного лучше и счастливее, чем прежде.
А третий способ состоит в том, что,  по сути, имеет значение лишь наш отклик на Личность нашего Господа Иисуса Христа. Сегодня это одно из наиболее популярных утверждений. Люди говорят: «Вы читаете Евангелия, в которых изображается Иисус, и вы как будто встречаетесь с Ним. Решающим в вопросе христианин вы или нет, является ответ на такие вопросы: нравится ли Он вам? Хотели бы вы быть похожими на Него? Пытаетесь ли вы подражать Ему? Каково ваше отношение к Нему?» Вам не нужно проводить критический анализ и на основании него и своего богословия утверждать, что вы должны верить в одно и не верить в другое. Важен ваш полный отклик на Него, и если он положительный, тогда вы – христианин.

Четвертый способ – это подход, который описывает христианство в плане образа жизни. Какая разница, во что верят люди, если они добродетельны как Христос, если они щедры и великодушны, готовы идти на жертвы, готовы помогать другим и заботятся о духовности нации? Это и есть то, что делает людей христианами.

Сегодня это опасное отношение обретает несколько иную форму. Я поместил ее в отдельную категорию, потому что я начинаю думать, что в некотором смысле это наиболее коварная форма среди всего евангельского сообщества. Это тенденция оценивать, являются ли люди христианами не на основании того, что они на самом деле говорят о своих убеждениях, а на основании наших собственных чувств по отношению к этим людям. Сейчас я действительно хочу прояснить это, так как уже много раз сталкивался с подобным. Мы придаем гораздо больше значения и важности «чувству», которое может возникнуть у нас, чем подлинным словам, которые употребляют сами люди касательно христианской веры.

Я хочу привести один или два примера такой ситуации, потому что, признаюсь, встревожен этим; более того, я почти удручен, так как мне кажется, что если мы и дальше станем действовать подобным образом, тогда евангельская вера исчезнет. Позвольте мне привести пример. Во время своей поездки в Лондон несколько лет назад я отправился в  книжную лавку, которой руководила евангельская организация  одной из крупнейших христианских деноминаций. К своему удивлению, я узнал, что они продавали подержанную книгу одного автора, пользовавшегося в то время дурной славой. Его уже не было в живых, однако он написал хорошо известную книгу о христианстве, в которой, в сущности, отвергал все основные догматы христианской веры. Пока я размышлял, секретарь этой организации подошел, чтобы поговорить со мной, и я обратил его внимание на эту книгу и выразил свое удивление.
- А, вы об этом, – сказал он. – Понимаете, мы должны быть очень осмотрительны.
- Что вы имеете в виду? – спросил я.
На что собеседник задал свой вопрос:
- Вы когда-нибудь встречали этого человека?
И когда я сказал, что нет, он объяснил:
- А я видел. Я гостил у него несколько месяцев назад. Я приехал в командировку, и он принял меня на ночь, а на следующее утро мы отправились в небольшую часовню, недалеко от его дома, где он совершал семейные молитвы. И знаете, мне кажется, что я еще никогда не находился в столь духовной атмосфере. Для моей души в то время было благословением слушать его молитвы.
- Да, но мой милостивый господин, – сказал я, – что же он говорит в этой книге?
- О, я знаю, – сказал он, – но если бы вы только слышали его возносящим те молитвы! Я никогда прежде не знал более набожного человека. И я никогда раньше не находился в более благочестивой атмосфере.
Мой ответ был таков:
- Но меня не интересует, что вы чувствовали. Вот то, что этот человек говорит о Господе Иисусе Христе и Его служении, а это  отвержение Писания!
Но мне было очень трудно убедить его.
Кроме того, на днях один лектор собирался выступить с речью об уже известной книге, заработавшей себе дурную славу, и он начал свое выступление, сказав что-то в таком роде: «Я сейчас собираюсь выступить в роли критика данной книги, однако я должен сказать  следующее. Мой друг, видевший этого человека по телевизору, сказал мне:  «Если я когда-либо и видел возрожденного человека, то это был он».
Понимаете, он намекал,  что то, о чем шла речь в этой книге, не имеет значения! Несмотря на то, что автор отрицает учение Писания и вероисповедание своей церкви, несмотря на то, что он отрицает существование Бога, божественность Христа и извращает суть христианства, несмотря на все это, на первое место ставится наше субъективное чувство: «Этот человек кажется мне возрожденным человеком». Таким образом, несмотря на все то, что он говорит в своей книге, «я все же чувствую, что с этим человеком все в порядке»!
Бывает и по-другому. Несколько лет назад проводились различные мероприятия, в которых принимало участие много людей, никогда прежде не собиравшихся вместе. И евангельские христиане говорили: «Вы знаете, это такие приятные люди, они даже лучше, чем мы думали». Я не знаю, почему они считали, что эти заблуждающиеся в своих доктринах люди непременно должны быть неприятными! Однако этот спор достиг той точки, когда говорилось, что поскольку эти люди оказались неожиданно приятными, в конце концов, не имеет значения, что они так заблуждаются в своих доктринах.

Приведу заключительный пример. Однажды я очень долго беседовал с одним евангельским христианином и спросил его, почему он упомянул  имя уже известного нам человека в связи со своей работой. Он ответил: «Я понимаю, что ты имеешь в виду, я знаю, что он написал в своей книге, я знаю, что он проповедует, но я должен быть честен. Я считаю, что с ним у меня может быть лучше общение, чем со многими консервативными евангельскими христианами».

Я сказал: «На самом деле, ты имеешь в виду то, что он, конечно, более приятный человек по натуре, чем многие евангельские христиане. Но, – продолжал я, – ты не должен называть это братским общением. Ты считаешь, что он более приветливый, и ты хорошо ладишь с ним. Но это не духовное общение!»

Именно об этом мы и говорим. Не имеет значения, чему могут учить эти люди. Несмотря на то, что они могут отрицать самую суть христианства, если они мне нравятся, если они привлекают меня, тогда это и есть главное. Выходит, важно  то, какими они есть, и этим они притягивают вас.

В этом как раз и заключается смысл того, на что обращается наше внимание утверждением апостола Павла. Что же нам сказать об этой современной тенденции? Вот ответ.
Во-первых, христиане принимают такие природные качества как любезность, внешняя воспитанность или вежливость за истинные христианские качества. Кажется, что мы больше не способны отличать одно от другого. Как часто учтивость принимается сегодня за святость! Люди говорят: «Какой же он милосердный человек!» На самом деле, они имеют в виду: он никогда никого не критикует и со всеми соглашается. Я не знаю ничего более опасного, чем это. Эти так называемые милосердные люди, конечно же, в целом гораздо более приятны, чем Иоанн Креститель или Апостол Павел! Я не побоюсь зайти еще дальше, сказав, что они гораздо более приятны, чем Сам Господь Иисус Христос, осуждавший фарисеев! Любезность – это не  святость. Обычная интеллектуальная и духовная слабость не является синонимом милосердия и обладания добродетели!

Во-вторых, тот факт, что люди набожны, ничего не говорит об истинности того, во что они верят. Есть очень набожные иудеи, набожные мусульмане, набожные последователи Будды, Конфуция и так далее. Набожное отношение само по себе еще ни о чем не говорит.
В-третьих, как только мы начинаем говорить подобными категориями, это означает, что мы отказались от всех объективных стандартов. Теперь мы судим только исходя из наших собственных субъективных ощущений, наших впечатлений и реакций. Есть ли здесь что-либо опасное?

В-четвертых, и этот довод гораздо более важный, это полное отрицание того, чему учит апостол Павел в этом самом месте, а в действительности и во всем своем послании. Он говорит, что иудеи заблудились и нуждаются в спасении. Почему? Потому что им недостает точного познания истины. Это  основание для их осуждения. Таким образом, мы никогда не должны ничего ставить выше точного познания. Это  главнее всего.
Пятым моим доводом будет следующий: говорить так – нарушение не только того, чему учит здесь апостол, но также и всего того, чему учит Новый Завет относительно пути спасения. Чему же он учит? Итак, он говорит о том, чтобы люди «достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). Все в Новом Завете определяется в свете истины. Что такое проповедь? Проповедь – это провозглашение истины. Правильное провозглашение. Проповедь – это не беседа о неясном чувстве, а изложение основной идеи, аргументации. Проповедь – это то, что основывается на Писании и им же утверждается. Это истина, и поэтому она всегда должна быть на первом месте.

Апостол говорит об этом ясно и определенно в Первом послании к Тимофею 2:3-5: «Ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус». Спасение – в точном познании истины, которая детально изложена. И все же главное стремление сегодня – сказать: «Это не имеет значения!».

К тому же, это истина, которой можно дать точное определение, и даже более того, ей необходимо дать точное определение. Первая глава Послания к Галатам раскрывает эту особенность. «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое [впрочем] не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово» (Гал. 1:6-7). Но как Павел может так говорить? Вы можете сделать такое заявление только в том случае, если знаете, что такое Евангелие. Должен быть некий объективный стандарт, и апостол говорит, что эти люди отступили от него. Они утверждают, что проповедуют Евангелие. Но Павел говорит, что это «иное благовествование», которого не может быть, так как существует только одно истинное Евангелие.

Другими словами, по тому, что говорит человек, вы можете определить, проповедует ли он истинное Евангелие и верит ли он этому Евангелию! Не имеет значения, каков человек внешне или каковы его личные качества,  важно то, о чем он заявляет. Евангелие ли это или нечто очень на него похожее, что в действительности им не является? Дальше Павел говорит еще определеннее: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (там же, ст. 8). Что может быть более убедительным и ясным?

Или давайте вернемся к Второму посланию к Тимофею 2:7: «Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем». Вот что необходимо людям – «разумение». Избавьтесь от этой слезливой сентиментальности, которая говорит о «любезности» и продолжает жить за счет своих чувств. «Помни Господа Иисуса Христа от семени Давидова, воскресшего из мертвых, по благовествованию моему» (там же, ст. 8). Что же имел в виду Павел под словами «по благовествованию моему»? Далее он продолжает и противопоставляет его ложному учению, которому потворствовали некоторые люди. Они учили, что «воскресение уже было» и таким образом «разрушали в некоторых веру» (там же, ст. 18).

Однажды я читал текст проповеди на слова Павла «мое благовествование», в которой проповедник выдвигал ложное мнение. Он сказал: «Апостол говорит ‘мое благовествование’, и вопрос для вас, друзья, следующий: «Можете ли вы сказать ‘мое благовествование’? Конечно, оно не может быть моим или чьим-либо, но главный вопрос заключается в том, можете ли вы сказать, что это ‘мое благовествование’?»

Главной целью этой проповеди было показать, что апостол не хотел сказать, что он был прав, а все остальные ошибались. Проповедник утверждал, что для христианина просто немыслимо говорить подобные вещи. По словам этого проповедника, Павел имел в виду то, что он получил не вторичную веру, а отыскал то, что полностью изменило его. И он беспокоился только о том, чтобы и все остальные могли иметь нечто, что повлияло бы на них, то, о чем бы они могли сказать «мое благовествование». Для каждого это «нечто» было разным. Для одного человека это одно, и совершенно иное для другого. Один поверил бы в божественность Христа, а другой – нет; один верит, что Христос понес его грехи и был наказан, а кто-то верит, что Он просто претерпел смерть пацифиста. Но какое это имеет значение? Мы все получаем очень многое от этой смерти. «Мое благовествование»! А это, несомненно, есть ничто иное как полное отрицание того, чему учил апостол Павел!
Аргументация апостола всегда была такой: есть только одно Евангелие. Оно было вверено ему, и он проповедовал его. Любое отклонение от Евангелия было ложью, и кто бы ни проповедовал ложь, заслуживал «анафемы». Это учение, несомненно, не ограничивалось апостолом Павлом. В третьей главе Послания Иуды мы читаем следующее: «Возлюбленные! имея все усердие писать вам об общем спасении, я почел за нужное написать вам увещание – подвизаться за веру, однажды преданную святым». Вера – это нечто такое, за что вы можете подвизаться, а если вы не знаете что это, или если люди могут верить в то, что им нравится, тогда вы не сможете подвизаться за нее. Новый Завет осуждает ереси, и никогда не существовало бы такого понятия как ересь, если бы не было истины, которую можно определить и изложить в форме суждений. Таким образом, современный взгляд, который ставит личные качества или любезность, или «то, что я чувствую» по отношению к человеку впереди точных суждений и определений, а также ясности в знаниях, является отрицанием полного учения Нового Завета.

И еще: дальше Библия учит нас, что христианская жизнь всегда является следствием истины и познания истины. Наш Господь молился в Своей первосвященнической молитве: «Освяти их истиноюТвоею; слово Твое есть истина» (Ин. 17:17). Или давайте прочитаем то, что Иисус сказал в другой раз иудеям, которые уверовали в Него: «… если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:31-32). Истина, а не чувства, освобождает вас!

Мой завершающий довод таков. Апостол Петр говорит: «… [будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3:15). К вам приходит человек и говорит: «Послушай, почему ты решил стать христианином?» Он хочет, чтобы вы ему объяснили. Если вы принимаете современное учение, то это все, что вы сможете сказать: «Ну, я не знаю, что тебе сказать, но я просто так почувствовал. Я вдруг ощутил это в собрании, и я рад признаться, что с того времени имею это чувство. Это удивительное чувство, хотя я и не знаю, что это».
Затем этот человек спрашивает: «Какую надежду ты имеешь?»

«Ну, – отвечаете вы, – я не знаю. Я просто надеюсь, и это все. Я более оптимистично смотрю на жизнь с тех пор, как пережил это удивительное чувство, и теперь я радостен и энергичен, я стал счастливее». Вы не можете назвать ему причину. В таком случае, говорит апостол Петр, вы ему бесполезны; теперь он, бедняга, будет пытаться обрести такое же «чувство» как у вас, и посетит ряд собраний в надежде, что ему все же удастся обрести его. Это не годится, говорит Петр. Назовите ему причину надежды, которую вы имеете в себе. Это и означает подробное знание истины.

Конечно, я не говорю, что христианин  это тот, кто имеет полное понимание всей христианской веры. Конечно же, нет! Никто не имеет такого понимания. Мы все еще учимся. Я всего лишь говорю, что должно быть четкое понимание необходимого минимума. Вы вообще не можете быть христианином до тех пор, пока у вас его не будет. Другими словами, я не говорю, что мы должны превратить это Евангелие в некое необходимое условие, и что пока мы все не придем к согласию по каждой детали относительно толкования Священного Писания или способа крещения, или многих других тем, мы не являемся христианами. Это чистое законничество! Есть много людей, совершивших эту ошибку.

Однако сегодня это не представляет опасности! Сегодня опасность состоит в том, что мы так боимся законничества, что стали совершенно безликими. Мы разрушили все барьеры и указатели – все позволено. У нас счастливая судьба и удивительный дух. Теперь католики внезапно меняются. Все это превосходно. У нас будет великая всеобщая церковь, где больше не будет проблем.

Но это полная противоположность новозаветному учению. Нет, я не настаиваю на юридической точности. Я защищаю лишь то, что апостол Павел говорит в Послании к Римлянам 10:3. Он говорит, что иудеи находятся вне церкви, потому что они не обрели этого точного спасительного познания! Существуют последствия и аспекты этой удивительной истины, о которых мы не можем и не должны говорить категорично. Но о том, в чем мы имеем спасение, мы должны говорить как можно категоричнее.  Безусловно, это имеет первостепенное значение для нашего спасения.

Главная забота апостола – это то, что иудеи погибшие, и он очень беспокоится,  заботится и молится за них. Они находятся в этом положении по одной причине – им недостает точного познания в отношении пути спасения. Поэтому, если вы скажете мне, что подобное точное познание не важно, что люди могут быть христианами и без него, я не побоюсь сказать, что вы отрицаете Евангелие Нового Завета. Мне не важно, какой опыт они пережили, насколько они лучше или приятнее, чем были когда-то – все это не интересует меня. Мужчины и женщины обретают спасение, приходя к познанию истины!

Обо всем этом апостол говорит в одном слове «познание». В третьем стихе он подробно разбирает его, и он говорит о трех пунктах относительно иудеев. Первое,  они «не разумели праведности Божией». Это первый случай, когда недостаток познания стал причиной их осуждения. Что же здесь Павел имеет в виду под выражением «праведность Божья»? В связи с этим имеется небольшое затруднение. В конечном счете, оно неважно, но мы должны рассмотреть его и разобраться в нем. Здесь существует два взгляда. 

Большинство комментаторов соглашаются, что под «праведностью Божьей» Павел подразумевает праведность, которую Бог приготовил для христиан и которую Он дарует  им. По их словам, это подтверждается тем, что Павел говорит в конце третьего стиха: «Ибо, не разумея праведности Божией… они не покорились праведности Божией».

Теперь нет никаких сомнений относительно значения выражения «праведность Божья». Оно означает, что иудеи не покорились праведности, которую приготовил и дарует Бог, о чем Павел уже говорил в 1:17: «В нем открывается правда Божия от веры в веру». Итак, комментаторы считают, что это слово должно иметь то же значение, что и в начале третьего стиха десятой главы, поскольку если это не так, тогда апостол употребляет в одном стихе то же слово в двух разных значениях.

Если же это мнение верно, то апостол утверждает, что эти люди заблудились, потому что имели большую ревность по Богу, которая, однако, не соответствовало их познанию. Они не знали о праведности, которую дарует Бог, и не подчинились ей. Вместо этого, они решили установить свою собственную праведность. Это  общепринятое толкование.

Но с большим трепетом, исходя из своих полномочий,  вынужден сказать, что даже если я и соглашаюсь с  ним, я не могу принять его как абсолютное или достаточное истолкование этого выражения. Что же тогда оно означает? Итак, я предполагаю, что оно имеет в виду праведность, которую Бог требует от меня. Павел говорит, что они не разумели той праведности, которой требует Бог. Почему я говорю это? Отчасти потому что, придерживаясь другого мнения, Павел использовал тавтологию, хотя обычно он не был замечен в этом. Итак, мне кажется, что для того, чтобы показать как развивается здесь этот довод, мы должны принять второе толкование.

Однако, существует даже более убедительный аргумент. Какова была основная проблема  иудеев? Сам Господь ответил нам на этот вопрос. Ответ находится в Евангелии от Матфея 5:20 – это часть Нагорной проповеди: «Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное». И далее Он объяснил, что подразумевает под этими словами. Главной проблемой фарисеев было то, что они неверно истолковывали Ветхий Завет, уча о праведности, которую требует Бог. Об этом и говорится в Нагорной проповеди, особенно в пятой главе: «Вы слышали, что сказано древним… А Я говорю вам» (например, см. ст. 21-22, 27-28, 31-32).

Фарисеи отвергали Христа, потому что они неверно понимали реальные Божьи требования, требования Божьего закона, требования Божьей праведности. Так, в Нагорной проповеди наш Господь проповедует о значении закона, данного через Моисея, и, фактически, Он говорит им: «Вы неверно поняли его. Вы исполняете его только внешне, но Бог подразумевает, что закон –  в духе, в разуме, в сердце. Вы говорите: «Я не прелюбодействовал». Я спрашиваю вас, смотрели ли вы на женщину, прелюбодействуя с нею в своем воображении? Если да, тогда вы виновны». И так далее, это относится и к  убийству и ко всем остальным грехам.

Другими словами, основной укор нашего Господа в адрес фарисеев и книжников заключался в том, что они, говоря языком праведности, исказили смысл Божьих требований к ним. В Евангелиях есть множество примеров этой самой ситуации, например, слова Господа о родителях (Мф. 15:3-9) и о десятине (Мф. 23:23-28). Окончательным доказательством этого стала знаменитая история о фарисее и мытаре: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18:10-11). Здесь нам нарисована картина человека, который считал, что полностью удовлетворил требования Бога.

Таким образом, я утверждаю, что когда апостол Павел говорит в Римлянам 10:3 о том, что иудеи не понимали Божьей праведности, он имел в виду, что они совершенно не понимали, чего Бог на самом деле требовал от них.

Это приводит нас к словосочетанию «не разуметь», это очень интересное выражение. Оно значит, что иудеи обладали некоторым знанием. Павел не говорит, что они совершенно ничего не знали о праведности Божьей. Нет. Их проблема как раз в том и заключалась, что они знали кое-что о ней, но у них не было точного познания. Другими словами, выражение «не разуметь» здесь означает абсолютную противоположность полного и точного знания второго стиха.

Видите ли, вы можете иметь определенный запас знаний, но этого не достаточно. Вы должны иметь точное познание. У иудеев были знания. Но иудеи оставались невежественными! Они обладали не полным, а частичным и искаженным знанием. Несомненно, это была проблема фарисеев, но не было ли это проблемой и самого апостола Павла до его обращения? Прочитайте Послание к Филиппийцам3:4-6: «Если кто другой думает надеяться на плоть, то более я, обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности – гонитель Церкви Божией, по правде законной – непорочный».

Вот как раньше мыслил Павел. Он действительно верил, как и все фарисеи, что  исполнил закон Божий и что он абсолютно непорочен. Так что же за проблема была у него? Она заключалась в том, что Павел имел знание закона, а не точное познание. Все было в порядке до какого-то момента, но затем он все разрушил неверным толкованием. Он сам был идеальным примером всему тому, о чем говорит здесь.

В Первом послании к Тимофею 1:13 Павел выражает свое изумление по поводу того, что он удостоен нести служение. Он вспоминает, что он «прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что [так] поступал по неведению, в неверии». И когда апостол  говорит, что «поступал по неведению», он не имеет в виду, что ничего не знал. Павел был фарисеем, он много знал о законе и о Писании. Но он говорит, что «поступал по неведению». И это точно такое же слово[1].

Поэтому я думаю, что собственный опыт апостола и всех фарисеев подтверждает толкование, которое я предлагаю вам. Главная проблема иудеев была в их уверенности, что они знают, чего требовал от них Бог. Но на самом деле они не знали. Их знания были настолько несовершенны, что превратились в ложь, стоявшую между ними и познанием спасения в Господе и Спасителе Иисусе Христе и через Него.

Итак, вы видите к чему мы пришли. Точное познание имеет первостепенную важность. Вы не только должны обладать знаниями, вы должны обладать точным познанием. Невежество (т.е. недостаток знаний) – наш  враг; это  причина погибшего состояния современников Павла – иудеев. Пусть Бог раз и навсегда очистит наш разум от этой опасной, ужасной тенденции преуменьшать важность точного познания, определения, суждения, доктрины и теологии.
И да поможет нам Господь увидеть, что то, что считается проявлением милости ценой отрицания точного познания истины, на самом деле есть ничем иным как слабостью. В конечном счете, это предательство и отречение от Божьей истины.



[1] В Рим. 10:3 и в 1 Тим. 1:13 употребляется одно и то же слово, означающее «невежественный, несведущий». – Прим. перев.

Автор: Мартин Ллойд-Джонс
Источник: http://www.reformed.org.ua/





slovo

Комментариев нет:

Отправить комментарий