Евангелие и медицина. - Тимоти Келлер


Чтобы дать благой вести Иисуса формировать нашу работу, нам нужно понимать, какое влияние оказывают на нее как психологические идолы наших сердец, так и социологические идолы нашей культуры и профессии. Чтобы показать это на конкретном примере, я обращусь к медицине. Несколько лет назад я неформально исследовал работу христиан в сфере медицины. Я задавал им вопрос: «Какие факторы в нынешней медицине порождают трудности для христиан, которые работают в этой сфере? Какие здесь основные искушения и испытания?» Полученные ответы меня удивили и многому научили, а также помогли мне.

Одна из главных проблем из упомянутых опрошенными носила чисто личный характер – это великое искушение забыть о своей идентичности в сфере работы. Британский проповедник Мартин Ллойд-Джонс ранее был успешным врачом в Лондоне. Однажды, выступая перед студентами-медиками и врачами, он открыто признался: «Многие из тех, кого мне посчастливилось встретить, заслуживают такой унылой надписи на надгробии: «Родился человеком, умер доктором»! Наибольшая опасность, с которой сталкиваются медики, заключается в том, что в профессии можно потерять себя… Это особое искушение врача». Другой английский доктор к этому добавил:

…Искушение состоит в том, что медицина забирает себе твою жизнь и управляет ею как поработитель. Это тонкое искушение… со своеобразным нравственным массажем Эго, поскольку вы отдаете так много – это время, ответственность, напряжение, – чтобы делать побольше доброго для других людей. Такого рода идолопоклонство умело себя оправдывает. Доктору гораздо проще чувствовать свое моральное превосходство, чем биржевому маклеру… Кроме того, у некоторых есть потребность быть нужными, а влияние на других помогает чувствовать себя сильным…

Представители помогающих профессий (куда относится не только медицина, но и пастырское служение) сталкиваются с искушением поставить себя выше других, потому что наша работа столь почтенна и забирает так много сил. И хотя медработники отдают себя другим на протяжении долгих и напряженных часов, чтобы в буквальном смысле спасать жизни, им встречается множество неблагодарных, неразумных и упрямых людей, которые в ответ только злятся или подают на них в суд. Это ставит духовную жизнь медиков в опасное положение. Один доктор писал:

Так просто смотреть на людей с глубоким цинизмом И эмоционально ожесточиться относительно жизни. Так часто видишь грязную сторону жизни И смерти, что начинаешь защищаться от этого с помощью эмоциональной отрешенности И отдаления, которые поддерживают твое психическое здоровье.

Некоторые врачи признались, что только Евангелие помогло им заметить следы гордости, цинизма и отстраненности, которые начинали портить их характер. Один из опрошенных сказал: «В первые годы профессиональной деятельности работаешь так много, что твоя молитвенная жизнь иссякает. А это – смерть. Лишь в том случае, если Иисус остается реальным для твоего сердца, ты можешь испытывать достаточно много устойчивой радости в нем, чтобы не превратить медицину в твою главную ценность, что потом, когда столкнешься с массой случаев неблагодарности, приведет к ожесточению».

Опрошенные мною врачи также говорили о том, что чувствуют на себе давление культуры. Одна моя корреспондентка обратила мое внимание на статью в журнале The New England Journal of Medicine под названием «Бог у постели боль больного». Ее написал врач, который замечал, что духовность и религиозные практики часто оказывают заметное влияние на здоровье пациентов, но «в современную эпоху существует жесткий барьер между наукой и религией, так что две эти вещи занимают совершенно разные территории». Автор часто мог замечать, что вина и страхи были связаны с болезнями его пациентов, а вера в Бога способствовала их исцелению, но его медицинская подготовка не позволяла ему обращаться к этим реальностям. «Естественно, врачи, – писал он, – опасались отойти от строгого клинического подхода и сделать рискованный шаг в сторону духовного мира».

Доктор Мартин Ллойд-Джонс говорил о том же в одной из своих лекций для медиков. В конце 1920-х годов он работал в лондонской больнице св. Варфоломея под руководством знаменитого лорда Хордера. Как-то раз лорд Хордер попросил юного врача навести порядок и заново разложить по категориям написанные им истории болезни. Он создал новую систему регистрации и расположил документы не по именам пациентов, а по диагнозам и лечению. В процессе этой работы Ллойда-Джонса удивило, что в своих диагностических заметках Хордер в большей части случаев мог написать: «слишком много работает», «пьет слишком много», «несчастлива в домашней жизни и в браке». 

Однажды он провел выходные с лордом Хордером и мог задать ему вопрос об этих записях. Хордер ответил, что, как он думает, лишь около трети проблем, с которыми приходят к врачу, имеет чисто медицинский характер, все прочие порождены или усиливаются тревогой и напряжением, неверным выбором в жизни или нереалистичными целями и представлениями о себе. В тяжелых случаях, разумеется, пациента можно послать к психиатру, но в большинстве случаев это было бы неправильным. Итак, заключил Хордер, врач должен заниматься только своим делом. Ллойд-Джонс продолжал:

[После того] мы спорили все выходные! Я был убежден, что нам надо заниматься [всей жизнью человека]. «А вот здесь вы неправы, – сказал Хордер. – Если люди хотят платить нам за то, что мы совсем или почти ничего не делаем с их проблемами, позвольте им платить. А затем мы можем сосредоточить внимание на тех 35 процентах или около того, что имеют отношение к реальной медицине». Но я считал, что заниматься людьми [принимая во внимание всю их жизнь] – это тоже есть «реальная медицина». Все они реально не в порядке. Несомненно, им всем плохо. И они приходят к врачу – или к разным врачам, в поисках помощи.

Ллойд-Джонс не утверждал, что врач сам по себе компетентен этим заниматься, но хотел сказать, что с помощью консультантов и других представителей помогающих профессий ему надо заниматься всем пациентом. У жизни человека есть духовный, нравственный и социальный аспекты, и на каждый из них могут разрушительно действовать неразумные или ложные представления, поступки и решения, что может привести к сбою и физическому, и эмоциональному одновременно. И даже в тех случаях, где первоначальной причиной болезни были чисто физические факторы, в итоге для выздоровления и исцеления требуется не только чистая медицина, но и многое другое.

Представление о человеке, состоящем из тела, ума и духа, ушло в прошлое, осталось только тело с нейробиологией психических, эмоциональных и духовных процессов Описанный разговор происходил в 1927 году, но появились две тенденции, которые лишь усугубили проблемы, обсуждавшиеся тогда Хордером и Ллойдом-Джонсом. Во-первых, это резко усилившаяся тенденция к специализации, так что ни один представитель помогающих профессий сегодня не имеет возможности заниматься всем человеком. Не менее важен и второй фактор – влияние представления, которое называют «эволюционным социальным конструктивизмом», согласно которому «у всех аспектов любого уровня реальности [существует] одно-единственное эволюционное объяснение». 

Это устраняет само представление о той целостности, что составляет всего человека. Наши сознание и эмоции, решения и желания, цели и радости – все это воспринимается как плод работы генетического аппарата. Представление о человеке, состоящем из тела, ума и духа, ушло в прошлое, осталось только тело с нейробиологией психических, эмоциональных и духовных процессов. Кроме такого редукционистского понимания природы человека на докторов и госпитали, все сильнее действует экономическое и юридическое давление, которое вынуждает медиков «заниматься только своим делом» там, где следовало бы заниматься всем человеком.

Христиане, которые помнят и о сотворении человека и о его падении, если они работают в медицине, могут сопротивляться такому сужению перспективы. Христианское понимание человеческой природы богато и многомерно. Бог создал наши тела и однажды их воскресит – и потому они важны! Если сам Бог собирается искупить наши тела (Рим 8:23), значит, он сам есть Великий Врач, и это ставит медицинское призвание очень высоко. Но Бог заботится не только о телах, он также создал наши души и искупит их. Таким образом, христианскому врачу всегда следует помнить обо всем человеке. Вера позволяет ему совмещать смирение с изобретательностью, необходимыми для того, чтобы видеть в пациенте не только тело.



Отрывок из книги: "ЗАЧЕМ РАБОТАТЬ. Великие библейские истины о вашем деле." Тимоти Келлер.

Книгу можно приобрести на сайте: gracetime.ru

slovo

Комментариев нет:

Отправить комментарий